Бенни Гудман

Бенни Гудмен
Король свинга
1909-1986
He was the Beatles of his day. And he did it with pure, uncompromising music. He never compromised.
—George Wein, New York Times, June 14,1986


Это была длинная, сложная дорога от Нью-Йорка до Палoмар- танцзала в Лос-Анджелесе. Аншлагов, во время предыдущего полуторамесячного выступления Бенни Гудмена и его джазового оркестра,  не было. Они играли в полупустых залах или и того хуже. В Денвере менеджер танцзала хотел разорвать с ними контракт, если они не будут играть популярную танцевальную музыку. Гудмен был готов  бросить группу, когда он приехал в Паломар-танцзал 21 августа 1935.
К его удивлению, в Паломар был аншлаг. Сначала Гудмен стал играть мелодичную, популярную музыку, какую, он думал, хотела публика. Но они не впечатлялись.  Понимая, что это было концом,  он решил перейти к свингу. Во время второго выступления они сыграли “King Porter Stomp” по версии Флетчера Хендерсона, но на удивление Гудмена, толпа ожила приветственными восклицаниями и аплодисментами. Тут маэстро понял: это то, что они пришли слушать. Началась эра свинга.

Некоторые группы подхватили свинг, но именно  с Гудмена началась свинго-мания в США.  Эта мания, вместе с сумасшедшими фанами и джиттербаговыми танцами, будет продолжаться более десятилетия и существовать, как жизнеспособная джазовая форма, в 21 столетии.  Это сделало Бенни Гудмена национальной знаменитостью. Он стал « Королем Свинга».
Бенджамин Дэвид Гудмен родился в Чикаго 30 мая 1909. Он был одним из двенадцати детей в семье Дэвида и Доры Гудмен, евреев иммигрантов из Восточной Европы. Его отец, бедный портной, обеспечил ему начальное  образование и музыкальное обучение. Музыкальное образование Бенни началось в 1919 в местной синагоге, которая предоставила ему кларнет. В следующем году он начал работать в духовом оркестре  знаменитого Хулл Хауса, и в то же самое время начал брать уроки у Чикагского кларнетиста симфонического оркестра Франца Шеппа.
В двенадцать он выиграл конкурс в подражании знаменитого кларнетиста Теда Льюиса в ночном клубе и в четырнадцать он играл с местным оркестром. Будучи еще в коротких штанишках ( стиль одежды для детей в то время), он начал играть с  группой подростков, включая членов “Austin High School Gang,”, таких, как Буд Фримен, Джимми Макпартлэнд и Дэйв Таф. Он был под влиянием  звезд того времени: Джозефа "Кинг" Оливера, Луи Армстронга, Бикса Бейдербека  и, особенно, кларнетиста  Джимми Нуна.
Бен Поллак, местный барабанщик, был впечатлен Гудменом, и после того, как  группа была сформирована и он приехал в Лос-Анджелес, он послал за “ребенком в коротких штанишках”, чтобы тот  к ним присоединился. Это был 1925, и Гудмену было только шестнадцать лет. В группе были другие будущие звезды, включая Джимми Макпартлэнда, Гленна Миллера, Джека Тигардена, Гарри Джеймса, Мэгси Спэниер и Буда Фримена. Через несколько месяцев группа Поллака возвратилась в Чикаго, где Гудмен стал ведущим солистом группы.

Группа направилась в Нью-Йорк в 1928 и быстро стала популярной. В следующем году, однако, у Поллака и Гудмена были разногласия, и Гудмен оставил группу. К тому времени у Гудмена была уже репутация, как ведущего члена группы. Вскоре он стал  зарабатывать от 200$ до 400$ в неделю, что было исключительной суммой в эпоху  Депрессии. Выступая с ведущими оркестрами, включая Пола Уитмена, Гудмен, главным образом,  выступал на радио и на концертах  джазовой музыки,  он также играл в оркестрах бродвейских мюзиклов, включая хиты Джорджа Гершвина, “Strike Up the Band” и “Girl Crazy”. В 1933 карьера Гудмена взлетела после  встречи с Джоном Хэммондом, джазовым энтузиастом и продюсером.  Хэммонду предложили продюсировать некоторые джазовые звукозаписи, и он предложил Гудмену сформировать оркестр. Гудмен собрал группу , состоящую из звезд, и звукозаписи были выпущены в 1934 с Гудменом впервые, как лидером. Позже Гудмен, с помощью Хэммонда, сформировал другую группу, для выступления в Мюзик-холле Билли Роуза.  У Гудмена было преимущество, потому что его группа была одной из немногих в округе, состоящих из белых, т.к.  в то время  некоторые площадки  не нанимали темнокожих музыкантов. Концерт  в Мюзик-холле продлился три месяца, после которых Гудмен стал участником нового инновационного радио проекта «Потанцуем!»,  гвоздем программы, которой были  три выдающихся джазовых оркестра. Это была субботняя ночная программа, которая передавалась в течении трех часов по всему побережью.

Гудмен решил, что его оркестр, участвующий в программе «Потанцуем!», будет отвечать самым взыскательным и высоким  требованиям музыкальности.  Под его руководством группа превратилась в высоко дисциплинированный ансамбль.  Он не терпел нерадивого отношения на репетициях. Если музыкант играл неправильные ноты или был в неправильном ключе, он получал страшный, долгий, ледяной, холодный, пристальный взгляд  Гудмена, от которого шел мороз по коже и, который ощутили на себе много ведущих участников ансамбля.
Гудмен  чувствовал, что что-то  не хватало  группе: тяжелого свинг-барабанщика. Не просто другой барабанщик, отбивающий ритм «бум- бум”, но именно тот, кто действительно поведет за собой джаз банд. Гудмен выбрал яркого Джина Крупа, также выходца из  Чикаго. Имея в составе джаз группы барабанщика Крупа и, играя аранжировки Флетчера Хендерсона, Гудмен, наконец, получил то, что он хотел.
Радиопередачи «Потанцуем!» имели огромный успех, т.к. их  слушало и под них танцевало большое количество  людей. К сожалению, через двадцать шесть недель программу отменили из-за забастовки на фабрике спонсора данной программы.   Критика хорошо отзывалась об оркестре Гудмена, но  музыкант стоял у истоков  джазово-свингового движения, поэтому у его группы не было много последователей. После проекта «Потанцуем», оркестр Гудмена работал с группой Гая Ломбардо в Нью-Йоркском  Рузвельт Грилле , исполняя музыку без импровизаций. Вальсирующая публика средних лет не приняла музыку Гудмена, и через две недели он ушел.

Разочарования, накопившиеся у Гудмена, развеялись сразу после его хита в танцзале Паломар. В течении двух месяцев Гудмен играл перед восторженными толпами танцзала.  В конце  1935 Гудмен направился в Чикаго, его популярность стремительно росла. Конгресс  Отель, который находится в родном городе Гудмена, был забит  его поклонниками в течении всех  шести месяцев концертной деятельности.  Он был среди первых, кто начал исполнять нетанцевальную музыку во время своих концертов, используя трио : Гудмен, Круп и пианист Тедди Уильсон.  Гудмен любил слаженную игру ансамбля, в котором  он боролся за точность классического исполнения  струнного квартета.
Уилсон, который был темнокожим, присоединился к Гудмену в 1936 из Нью-Йорка, и это было одним из первых  значительных профессиональных объединений  темнокожих и белых музыкантов. Для формирования квартета  в том  же году,  Гудмен ввел  в оркестр темнокожего вибрафониста  Лайонела Хэмптона. Гудмен никогда не шел на компромисс  с владельцами клубов, которые были против  его  смешанной  группы.
Потребность  в музыке Гудмена  достигла высокого  уровня, а его личные появления в конце 1930-ых вызывали истерии,  близкие к рок-звездной. Во время выступления  в Парамаунт Театре в 1937 году, молодые люди выстроились в длинную очередь еще на рассвете, чтобы попасть на шоу. Во время шоу, и до него, и позже они приветствовали группу, хлопали, топали ногами и танцевали в проходах. По количеству зрителей все рекорды были побиты.
В тот период Гудмен заключил трехлетний контракт с радио, ведя передачу «Караван верблюдов» и снимался в двух голливудских фильмах: «Большое радиовещание в 1937» и  «Голливудский отель». Пиком его успеха было выступление в Карнеги-Холле в 1938 году.  Для концерта, в дополнение к его собственному оркестру, он ввел других отличных джазменов, включая трубачей Бака Клэйтона и Кути Уильямса, саксофонистов Джонни Ходжеса, Лестер Янга и Гарри Карни и пианиста/руководителя джаз-оркестра Каунта Бэйси. Кульминационным моментом вечера было двенадцатиминутное исполнение в стиле свинга, “Sing, Sing, Sing,”где ведущую партию исполняли барабаны Крупа.  Концерт в Карнеги-Холл не был про Гудмена, он был о джазе, который достиг зрелости и заслужил уважение как  форма искусства. Это был огромный успех, а  записи этого джазового концерта продаются до сих пор, спустя шестьдесят лет.

В июле 1940 Гудмен нуждался в операции, поэтому он был вынужден временно распустить джазбанд. Некоторые  ведущие музыканты, такие как Круп и Гарри Джеймс (трубач), уже уехали, и другие, такие как Хамптон и Зигги Элман (трубач),последовали за Гудменом и стали членами нового оркестра, спустя несколько месяцев. В его новую группу  вошли некоторые выдающиеся музыканты, включая Джорджи Олда (саксофон), Дэйв Тафа, (барабаны) и легендарного Чарли Кристиана (электрогитара). К концу 1940-ых Гудмен  собрал новую группу на короткий срок, чтобы играть бибоп, хотя его собственный стиль мало изменился.
С 1950-ых Гудмен играл и записывался, главным образом, в небольших группах, тогда же он  начал интенсивно путешествовать, как Посол по особым поручениям  Государственного Департамента США. В 1978 он собрал другой биг-бенд, чтобы сыграть в Карнеги-Холле на концерте, посвященном  сорокалетию этого концертного зала.  Гудмен никогда не терял желания играть классическую музыку, и в 1938 вместе с Будапештским струнным квартетом он записал  концерт Моцарта – Квинтет для кларнета и струнных.  После того, он играл и  записывался  с ведущими симфоническими  оркестрами и ему доверяли исполнять  музыку на кларнете различных композиторов, включая Бела Бартока, Аарона Копленда и Пауля Хиндемита .
Гудмен продолжал записываться и в 1980-ые. В 1982 он получил награду от Центра Кеннеди ; среди других его премий была почетная докторская степень Йельского университета и такая желанная медаль от консерватории Пибоди.  13 июня 1986 Бенни Гудмен, «король свинга», умер от сердечного приступа в возрасте семидесяти семи лет.

Комментарии

Напишите свой комментарий

Календарь событий

      1
2 34 5 678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031